ДЗЕРДЖИНА  И  ЖАН

История любви

Всё-таки каждая счастливая семья счастлива по-своему. Истории встреч и любви могут быть совершенно невероятными. Удивителен и путь, который ведёт людей друг к другу. Вот одна из таких почти сказочных историй о русской девчонке, родившейся в Чечено-Ингушетии, вышедшей замуж за... голландского аристократа. И о голландце, который не мог и подумать, когда почти умирал от каторжного труда на рудниках Австралии, что его руки смогут создавать уникальные гобелены. И что счастье своё встретит он спустя почти полвека...

Жан

Древний герб ван Вейков украшает увенчанный короной лебедь – много веков назад славный предок Вейков спас тонущего князя, за что тот пожаловал на герб царственную птицу. Мейндерт Жан ван Вейк на одном из ста своих гобеленов изобразил герб рода. Жан выработал свою особую технологию вышивания, благодаря которой рисунок на полотне совершенно не искажается. Но прежде чем расцветить чёрный фон полотна яркими планетами, космическими кораблями или единорогами и драконами, прежде чем создать галерею старинных гербов, эзотерических символов и простых голландских пейзажей, надо было пройти невероятно долгий путь.

Жан родился в 1936-м в голландском городе Брюншуме. Тридцать девятый год. Гитлеровцы захватили часть Голландии, маленький Жан оказывается в концентрационном лагере, где теряет родителей и чудом остается жив. После войны судьба забрасывает подростка в Австралию, где он трудится грузчиком на рудниках. В конце сороковых Жан возвратился на родину, перепробовал множество профессий – от рабочего сталелитейного завода до картографа и моряка. Жил в Гренландии, на Аляске, в джунглях Амазонии, в 1957 году отправился в Тибет, чтобы познать мудрость Космоса. Всю жизнь учился сам, читая, наблюдая, творя. От тяжелой работы стали болеть ноги – он получил статус инвалида. Пятнадцать лет прожил на польдере Флеволанд в Голландии. Польдеры – это отвоеванные у Северного моря, лежащие ниже его уровня осушенные и возделанные участки, которые и образуют большую часть обрабатываемых земель Нидерландов. Увлекся фотографией, решил изучать языки, чтобы переписываться с людьми из разных стран. Его стихи, написанные по-английски, стали публиковаться в американских антологиях и удостоились издательской премии The Editor's Choice Award и международной поэтической премии Word Poetry Award. Живя на польдере, ван Вейк продолжал создавать свои гобелены, которые он выставляет с 1978 года. (Состоялось уже двадцать выставок. Юбилейная прошла совсем недавно в Петербурге в выставочном графическом центре «Невограф».) Но российская страница в творческой биографии Жана ван Вейка открылась лишь тогда, когда в его жизнь пришла любовь...

Жан родился в 1936-м в голландском городе Брюншуме. Тридцать девятый год. Гитлеровцы захватили часть Голландии, маленький Жан оказывается в концентрационном лагере, где теряет родителей и чудом остается жив. После войны судьба забрасывает подростка в Австралию, где он трудится грузчиком на рудниках. В конце сороковых Жан возвратился на родину, перепробовал множество профессий – от рабочего сталелитейного завода до картографа и моряка. Жил в Гренландии, на Аляске, в джунглях Амазонии, в 1957 году отправился в Тибет, чтобы познать мудрость Космоса. Всю жизнь учился сам, читая, наблюдая, творя. От тяжёлой работы стали болеть ноги – он получил статус инвалида. Пятнадцать лет прожил на польдере Флеволанд в Голландии. Польдеры – это отвоеванные у Северного моря, лежащие ниже его уровня осушенные и возделанные участки, которые и образуют большую часть обрабатываемых земель Нидерландов. Увлёкся фотографией, решил изучать языки, чтобы переписываться с людьми из разных стран. Его стихи, написанные по-английски, стали публиковаться в американских антологиях и удостоились издательской премии The Editor's Choice Award и международной поэтической премии Word Poetry Award. Живя на польдере, ван Вейк продолжал создавать свои гобелены, которые он выставляет с 1978 года. (Состоялось уже двадцать выставок. Юбилейная прошла совсем недавно в Петербурге в выставочном графическом центре «Невограф».) Но российская страница в творческой биографии Жана ван Вейка открылась лишь тогда, когда в его жизнь пришла любовь...

Дзерджина

... 10 апреля 1929 года к дому, где жила семья Коротковых, подошёл конь без седока, но со страшным грузом: прикрученным к седлу искалеченным телом убитого редактора выходившей в городе Орджоникидзе газеты «Сердало» Бориса Короткова. 13 апреля в осиротевшем доме родился четвертый ребенок – девочка, которую друг отца, помогавший семье в это страшное для Коротковых время, назвал Дзерджиной.

Для Дзерджины Борисовны Чечня осталась не только тем краем, где так страшно оборвалась жизнь отца, но и той неповторимой землей, на которой прошли детство и юность, где 49 лет работала директором школы мама, Короткова Антонина Павловна, тем краем, где в гарнизоне Ханкала было последнее место службы мужа – военного летчика, той землей, где в 1985 году соседи – русские и чеченцы помогли ей похоронить умершего старшего брата. Потом, прожив в Латвии сорок лет, вырастив детей, которые и сейчас там живут и работают, Дзерджина так и не получила латвийского гражданства. Дзерджина Борисовна всю жизнь пишет стихи – этот дар достался ей от отца. Есть у неё стихи, посвящённые той земле, где родилась и выросла:

Небо сбросило звёздную шаль,
Горных маков зарделись огни.
Я тебе подарю, мне не жаль
Красоту недотроги Чечни...

...Умер муж, ветеран Великой Отечественной войны. Прошло пять лет. Она не знала ещё, что где-то живёт человек, создающий гобелены, которого зовут Мейндерт Жан ван Вейк.

«Я инвалид и беден»

...Жан решил переписываться с людьми со всего света. Живя одиноко на польдере Флеволанд, он мечтал о встрече с женщиной, которая будет ему близка духовно, он искал её по всему свету, рассылая письма...

...Однажды к Дзерджине зашла соседка – дама бальзаковского возраста, довольно интересная и мечтающая устроить свою судьбу по переписке с иностранцем: «У меня тут письмо есть, Дзерджина Борисовна. Художник, поэт, философ из Голландии. Правда, он пишет: «Я инвалид и беден», а мне это не подходит. Может, почитаете письмо, вдруг Вас заинтересует?» Дзерджина прочла письмо, поразившее её. Написала. Он ответил. За два года они написали друг другу четыреста писем.

По субботам он присылал ей из Голландии розы. Миф о бедности, как оказалось потом, был просто защитой – Жан, отправляя свои письма в неизвестность, не хотел, чтобы кто-то полюбил его за успех и достаток преуспевающего создателя редких произведений искусства. А для Дзерджины не играло роли, бедный или богатый, инвалид или нет. Она просто почувствовала в нём родственную душу.

Через год Жан прислал приглашение приехать в гости. Она не поехала, посчитав, что, если захочет её увидеть так, что больше не сможет ждать ни дня, приедет сам. Прошёл ещё год. 8 апреля 1999 года он прилетел. В аэропорту увидела высокого седого мужчину, который, встретившись с ней глазами, подошёл, уронив чемоданы, обнял и сказал: «Я люблю тебя», Они проговорили до пяти утра, смешивая слова разных языков. На следующее утре она готовила завтрак, он сидел за письменным столом со словарями, потом показал ей запись по-русски: «Не могу поверить в то, что я женат и счастлив». Они расписались в рижском муниципалитете и обвенчались в русской православной церкви. Oн по-прежнему дарит жене цветы и поет eй песни о любви, которые сочиняет сам. Oн говорит, что теперь у него большая семья: – жена, дети, внуки...

Всё это похоже на сказку или латино-американский сериал. Тем не менее, это правдивая история жизни двух людей, которые нашли друг друга, когда обоим было за шестьдесят. И вот уже больше года Жан и Дзерджина вместе и счастливы, их родственники в Петербурге помогли устроить персональную выставку Жана в центре «Невограф». Так Жан впервые увидел город, в котором когда-то получила образование в Смольном институте мать его жены, родился её отец.

Для России – с любовью

У Жана есть два парных гобелена с гербами голландской провинции Флеволанд и её главного города Лелистад. Первый после выставки в «Невографе» занял место в генеральном консульстве Латвии в Петербурге, а второй Жан и Дзерджина решили преподнести в дар президенту России Владимиру Путину как символический жест их любви ко всей России, к людям, живущим здесь. У Жана есть благотворительный фонд «Детям Бразилии». Когда он жил в этой стране, то видел немало бедняков, чьи дети нуждались в помощи и поддержке. Сейчас супруги ван Вейк думают, чем они могут помочь России: «Мы хотим отблагодарить судьбу за то, что она подарила нам любовь и встречу». А ещё Дзерджина и Жан напишут книгу о себе: путешествия и приключения Жана в разных странах мира, стихи его и Дзерджины, их встреча и любовь – всё найдёт место на страницах будущей книги.

Художник за работой

Галина Артёменко
«Петербургский час пик», № 21 (124), 31 мая – 6 июня 2000. – с.11.
www.chaspik.spb.ru